Баянгольская ЦЭС

В 1939 году началось освоение энергетической базы комбината в Баянголе. Срочно был создан лесоучасток, и началась заготовка леса для строительства поселка. Первым начальником лесоучастка был Удаев, а прорабом строительства Баянгола — А.С. Маликов, хороший специалист, немало сделавший для развития комбината. Много внимания уделялось Баянголу со стороны партийных и хозяйственных органов. Большую помощь оказывали колхозы Закаменского района, особенно в заготовке леса и строительства дороги.

Все работы по освоению Баянгола выполнялись в исключительно трудных условиях, прежде всего, из-за большого удаления и отсутствия дорог. Самым надежным и быстрым транспортом для поездки в Баянгол считалась верховая лошадь. Местные старожилы шутили: «На лошади поедешь — на сутки продукты бери, а на автомашине — запасайся на 2-3 дня».

Особенно тяжело доставалось шоферам. Не каждый мог почти по бездорожью доставлять на электростанцию тяжеловесы. Это доверяли только опытным водителям П.С. Михайлову и Г.Ф. Степачкину.

Чтобы удовлетворить возрастающие потребности комбината в электроэнергии, разворачивается строительство временной электрической станции, на строительство которой использовался труд спецконтингента ( заключенных ). Строительство станции велось в невероятно трудных условиях военного времени и в рекордно короткие сроки. В январе 1944 года временная электростанция мощностью 1,5 тысячи лошадиных сил была пущена в эксплуатацию, проложена линия электропередач Баянгол — Городок.

Начальник строительства Б.Е. Пересецкий вспоминал: «7 июля 1943 года начались первые земляные работы по сооружению временной электростанции, а 23 января 1944 года, через шесть с половиной месяцев, станция была готова. Не было чертежей на машину — собрали ее, предварительно уточнив основные узлы, демонтировали, а потом собрали на фундамент».

Значительный вклад в строительство станции внесли кузнец П. Милоголов, столяр Родичев, электросварщик Абоев, руководители Б.Е. Пересецкий, А.Н. Давлатьян, Г.А. Капачинский, Ф.Г. Ковалев, М.Д. Бикарюков, В.А. Воронин. электроэнергия совершила переворот в технологии ведения горных работ. Начали применять передвижные электрокомпрессоры, пневматические бурильные молотки, появился свет в рабочих поселках и ближайших селах.
Возрастающие плановые задания по вольфраму и молибдену требовали увеличения выпуска электроэнергии, поэтому уже в 1945 году была произведена реконструкция действующей станции с установкой турбины «Эшер-Вис» мощностью 5250 кВт и «Харчев» 450 кВт.

Отставание в развитии энергетической базы комбината приводило к частым ограничениям энергоснабжения основного производства, особенно значительным в зимний период, и к полной остановке фабрики и частичной — рудников в периоды планово-предупредительных ремонтов или аварийных остановок основных, безрезервных агрегатов Баянгольской ЦЭС.

Почти ежесуточно, особенно зимой и ночные часы, после требования электростанции уменьшить нагрузку на столько-то сотен киловатт, приходилось оперативно решать, что и на сколько часов отключать с наименьшим ущербом для конечного выполнения плана. Особенно доставалось населению. Прежде чем остановить мельницы или дробилки фабрики, конечно, сначала отключались поселки.

В 1953 году построена насосная станция, начато строительство шахты Северная, заканчивается монтаж второго котла. Энергоцех набирает мощность.

Снабжал станцию углем рудник Мэлэхэй, находившийся на Северном поле. Увеличение мощности станции и применение угля в качестве топлива для котельных Городка требовало увеличения его добычи. Поэтому в начале пятидесятых годов дирекция комбината принимает решение о строительстве шахты Северная и разработку Хара-Хужира. В строительстве шахты Северная принимали участие прибывшие по комсомольской путевке юноши из Винницкой области. 7 февраля 1955 года в Хара-Хужир прибыла небольшая группа работников комбината под руководством зам.начальника ЛПХ Ю.К. Мокрецкого, которые должны были в течение месяца организовать добычу и вывозку угля по зимнику. В группе был А.И. Юрьев с сыном Иваном, плотники Д. Цыдемпилов и О.Аюшеев, рабочий И. Шунков и водитель автомашины ГАЗ-63 И. Колесников.

Под жилье приспособили оставшийся от геологов сруб дома, сложили печь, заколотили оконные проемы, смастерили нары. На обустройство ушел всего один день. На другой день раскаленными клиньями делали лунки и заполняли их динамитом. После взрыва и очистки показался пласт угля, и уже 14 февраля первый самосвал по речке Хамнейке доставил в город драгоценное топливо. Карьер Хара-Хужир начал жить.

Но вывозка угля по речке Хамнейка была очень трудной из-за наледей. Поэтому было принято решение строить дорогу Хара-Хужир — Мэлэхэй. Это ответственное дело поручили начальнику лесоучастка Н.А. Дабалаеву, который с лесорубами пробил дорогу в труднейших горных условиях.

Благодаря углю шахты Северная и карьера Хара-Хужир электростанция давала мощность 18 тыс. кВт. Это позволило на четверть поднять добычу вольфрама и молибдена. Для сравнения: в 1913 году в Москве было 86 мелких электростанций с суммарной мощностью тоже 18 тыс. кВт.

Строительство и развитие энергоцеха связано с замечательным специалистом и руководителем А.В. Соловьевым. Он прибыл на комбинат после окончания Свердловского горного института в 1937 году участвовал в строительстве и пуске локомобильной станции Городка, а с 1941 года работал начальником временной электростанции на Баянголе. Александр Васильевич сутками не покидал станции, так как снабжение электроэнергией являлось главным условием стабильной работы всех подразделений. Наряду с заботой о производстве, он много времени отдавал улучшению быта рабочих и их питания. Неслучайно рабочая столовая Баянгола была лучшей в районе, а теплица, обогреваемая отработанным паром, снабжала овощами почти круглогодично. Если учитывать отдаленность этого цеха от основного предприятия, ясно, что многие технические, хозяйственные и бытовые вопросы решались самостоятельно. Двадцать лет работы в энергоцехе А.В. Соловьева — пример преданности своей профессии, образец мудрого руководства, баянгольцы и сейчас чтят память о нем. В 1961 году А.В. Соловьев был выдвинут на должность руководителя комбината.

В 1960 году дорабатывается шахта Западная, заканчивается строительство третьего блока на ЦЭС. Комбинату требуется все больше и больше электроэнергии в связи с увеличением объема производства, не хватает угля, его начинают завозить из Черемхова и Гусиноозерска.

В 1961 году вводится в эксплуатацию шахта Северная, начальником которой назначают И.Д. Даржаева, умелого руководителя и грамотного специалиста. Он укомплектовал кадры ИТР и рабочих толковыми специалистами, поднял дисциплину труда, организовал действенное социалистическое соревнование и увеличил добычу угля. Производительно трудились проходческая бригада А.Сорокина. В 1963 году И.А. Лейнвебера и очистная бригада А.Сорокина. В 1963 году И.Д. Даржаева переводят управляющим Гусиноозерским шахтоуправлением (в дальнейшем он работал заместителем председателя Совмина Бурятии). Начальником шахты назначают Б.Д. Цыбикова.

К 1965 году шахта Северная постепенно стала сдавать позиции, появились проблемы с работой горного оборудования, особенно из-за аварии ленточных транспортеров главного подъема. Падает дисциплина, с шахты уходят опытные начальник шахты Б.Д. Цыбиков, начальник подземного участка В.А. Тур, заместитель начальника Тюхтей, главный механик шахты М.М. Еремин. В 1966 году руководство комбината вынуждено было решать серьезную кадровую проблему. Начальником шахты назначается В.С. Волков, начальником горного участка М.И. Семенов, главным механиком Э.Э. Шидловский, механиком подземного участка Ж.Н. Нетованный. Принятые меры позволили улучшить работу шахты.

Параллельно с добычей угля подземным способом формируется строительство карьера Сонгино, где запасы угля, по подсчетам геологов, оценивались в 1 млн тонн. Освоение этого месторождения потребовало колоссальных средств и отвлечения с подземной добычи специалистов. Начальником карьера Сонгино переведен В.С. Волков, который увлек за собой наиболее опытных специалистов. Курс на добычу дешевого угля Сонгино буксовал, поэтому основная нагрузка по добыче по-прежнему ложилась на подземную работу.

Начальником шахты Северная назначен Э.Э. Шидловский, а бригадиром очистной бригады — А.С. Закап. Новый коллектив ИТР шахты, изучив опыт доработки шахты Западная, разрабатывает изменение в технологической смене. Продвижение очистного забоя к стволам было остановлено, произведен перемонтаж конвейеров, очистные забои стали отрабатываться вверх по залеганию пласта. Была предложена и освоена новая технология управления кровлей с посадкой на укороченную консоль. После посадки кровли очистное пространство снизилось до 1,5-1,25 метров вместо 2,5. По лаве можно было ходить почти на четвереньках, но зато исчезла опасность завала очистного пространства и потери забойного оборудования. Принятое неординарное решение позволило работать без единого завала лавы, достигнуть максимальной производительности труда, а следовательно, значительно выросла заработная плата.

В конце 1969 года шахту Северная, проработавшую всего 9 лет, решили закрыть, хотя подземные запасы угля на Мэлэхэйском участке, вскрытом квершлагом длиной 1200 м, позволяли продлить добычу ещё на 7 лет. Сыграл фактор себестоимости угля, который на шахте составлял 6 рублей за тонну, а на Сонгино 3,5 рубля. С болью уходили люди из шахты, меняя место жительства, часть шахтеров была переведена на рудник Холтосон, часть на открытые горные работы в карьер Сонгино. Ошибка геологов дорого обошлась комбинату, в зиму 1970 года энергоцех вступил с нулевым запасом угля, кроме того, из-за низкой калорийности снижалась выработка электроэнергии.

На комбинате и в Закаменск созрел тяжелый энергетический кризис. Затраты на выработку энергии вырасти на миллион рублей. Город замерзал. Руководство комбината и района добилось выделений гусиноозерского и черемховского угля. Был увеличен объем заготовки дров для котельных, приняты экстренные меры по переводу котлов для сжигания угля Сонгино.

По настоянию директора комбината Г.Б. Баирова с большим трудом удалось решить вопрос об использовании жидкого топлива. После трудных переговоров Госплан СССР разрешил Джидакомбинату, в порядке исключения, использовать мазут в городской котельной, были фонды на него. В аварийном порядке были построены мазутохранилища на станции Джида и в Закаменске, проведена реконструкция котлов, с помощью Минцветмета создали автопарк мазутовозов. Коллектив комбината успешно преодолел теплоэнергетический кризис и добился прироста реализации продукции на 24,8%.

При переходе на частичное использование мазута дирекция и партком уделяли огромное внимание отработке рациональной технологии добычи угля в Сонгино. Успешно работала экскаваторная бригада Л.Д. Бекетова, буровая бригада А.К. Зайцева, слесарей А. Овсянкина, технологическая смена Л.А. Базарова.

Директор комбината И.П. Чепурин, секретарь парткома Н.Т. Хабалов настойчиво добиваются в Минцветмете и правительстве республики строительства ЛЭП-110 Селендума-Торей-Закаменск, протяженностью 245 км. И такая линия была построена в тяжелых горных условиях. В 1983 году комбинат получил от новой линии гарантированное электроснабжение.

С пуском ЛЭП-10 впервые за всю историю Баянгольской ЦЭС его оборудование было остановлена на 3 месяца для проведения ремонта, создания запасов угля и наведения порядка в карьере Сонгино. Коллектив энергоцеха всегда отличался спаянной работой и чувством долга, душой болея за свой цех и поселок. И с этой трудной работой справились. Добросовестно трудились В.А. Фибих, Л.Д. Бекетов, В.Л. Заслонов, Э.И. Якоби. Плодотворно работали специалисты энергетики С.А. Бараулин, С.М. Юзов, С.Е. Чехов, Д.И. Николаенко, Ю.С. Пашков.

В 1984 году с рудника Инкур для укрепления кадров был переведен в энергоцех перспективный молодой специалист Ф.Т. Гилазов, и дирекция комбината не ошиблась в выборе. Он начинает работать в качесвте

Вольфрамовая жемчужина страны: исторический очерк / авт.-сост и ред. Н.Н. Дабалаева

Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Полезные ссылки

Полезные ссылки